Сумгаит.инфо Карен Арутюнян. Воспоминания очевидца погромов в Баку (январь 1990г.)
Home
Этнические чистки
Другое
Корни конфликтов
Правовые аспекты
Архив прессы
Операция "Кольцо"
Нахичеван
Документы

Сумгаит 1988
Баку 1990
Марага 1992
Другие

Ходжалы
Ссылки
Форум
О сайте

Воспоминания Карена Арутюняна об армянских погромах в г. Баку в январе 1990-го года

Я родился 28 октября 1978 г. в г. Баку. Моя семья имела две квартиры. Одна находилась на “8 километре”, другая на Разина: ул. Кирова дом 7 квартира 48. До сих пор помню индекс - (370040), и телефон - 25-10-75. Двор у нас был многонациональный, кого только не было: азербайджанцы, армяне (они почти все вовремя уехали), немцы, русские, евреи, лезгины и др. Одним словом город был многонациональным. Я до Сумгаитских событий и не знал, какой я нации. Нация тогда не имела значения. Ничто не предвещало этих событий. До последнего моя семья верила в Партию. Не буду говорить о предпосылках, они и так всем известны.
Для моей семьи все началось 1-го декабря 1989 г. В этот день моего отца уволили с работы из-за армянской национальности. Он выехал в Россию в поисках работы с семейным общежитием для нас. Но увы, ничего не найдя, в том же месяце вернулся обратно.
13-го января 1990 г. в субботу я был в школе. Тогда мы учились по субботам. Жизнь шла по привычке. Мой одноклассник азербайджанец (не помню его имени) сказал мне в тот день, что завтра (т.е. 14-го января) начнется война между армянами и азербайджанцами. Я тогда не понял о чем речь. Через несколько часов я все осознал.
Приблизительно в 22 часа 13-го января 1990 г. (в это время по телевизору шел фильм “Донки Ход” грузинской постановки) к нам в дверь постучали неизвестные люди. Они сказали, что хотят купить нашу квартиру. Мы объяснили, что квартира не продается. Несколько раз они из-за двери требовали открыть дверь. Мы не открывали. И тут началось. Они начали ломать нашу дверь. Как назло, в парадной у нас стоял мангал. Им они и воспользовались. Благо, что наша дверь была обита железом. Телефонный кабель они вовремя отрезали. Кое-как, криками, мы вызвали милицию. Никто из соседей даже не вмешался. Я уже не помню, что тогда милиция сказала. Ну, приехали они, посидели немного и уехали. После их отъезда, отец меня и сестру через балкон по доске для глаженья переправил к русским соседям. С того момента я слабо, что помню. Родители рассказывали, что еще дважды нам ломали дверь, дважды приезжала милиция. Отец к двери подвинул диван. Наша дверь открывалась внутрь. Азербайджанцы сказали, что “завтра вы увидите что мы с вами сделаем”. Ночью к нам (к родителям) спустился сосед азербайджанец с ножом, типа охранять нас. (Нам он зла не желал. Он был анашистом. Ему было лет 35. Несколько раз сидел в тюрьме). Родители передали ему на хранения некоторые ценные книги и что-то еще. Не знаю, что было дальше, но утром 14-го января за нами зашел отец, мы быстро вышли и пошли к дороге. Единственное, что я заметил - это разбитое наше окно. Нас ждало такси. Мы ехали в центр Баку. Там у мамы жила подруга, еврейка горская. Как я понял, такси две ходки сделало. В первую вывезли бабушку с некоторыми вещами первой необходимости, а потом за нами заехали. Таксист был лезгином, к нам нормально относился. Он сам был обижен на азербайджанцев.
14-го января мы провели у маминой подруги еврейки. С двух часов дня все началось. Начались повальные армянские погромы. Мамина подруга выходила в город, и она рассказывала, что армян на улицах убивали. Мы сидели очень тихо, что бы соседи ни донесли. А на следующий день начался ужас.
15-го января мы выехали в город на вокзал с целью уехать. Поездов не было. Моя семья состояла из пяти человек. Не помню, как доехали до вокзала. У нас было несколько сумок с вещами первой необходимости. Я с отцом переносил вещи на вокзал с привокзальной площади. Мы не могли “толпой ходить”. Могло вызвать подозрение. Мама и сестра остались на вокзале. Когда я с отцом пошел за бабушкой, мы ее не нашли. Мама сказала отцу, чтобы он оставался с сестрой, а я с мамой пошел ее искать. Мужчин армян убивали. Но мы ее опять не нашли. (Как потом выяснилось, ее азербайджанцы забрали в кинотеатр “Шафаг”. Это был “отстойник” для армян. У бабушки отобрали все ценное, даже выбили зубы с золотыми коронками, а затем отправили на паромный причал.). Когда мы явились на вокзал, мы не нашли отца с сестрой. Милиция сказала, что они отлавливают армян и переправляют на паромный причал. Нас вывели на вокзальную площадь, там ждал автобус (деревенского типа, на базе “Газ”-а). В автобус нас сажали азербайджанские строители и русские солдаты. Помню, что они занавесили все окна. Когда мы ехали, я видел страшную картину. С дворов на грузовиках вывозили избитых армян, а вокруг стояли азербайджанцы и что-то выкрикивали. На паромном причале мы не нашли ни бабушку, ни отца с сестрой. Мама решила, что они могли вернуться к ее подруги. Мы кое-как добрались до нее. Но там их не оказалось. (Как потом мы узнали, они были в “отстойнике”, бабушка 15-го января была на пароме перевезена в Красноводск, а отец с сестрой 16-го). Мама позвонила своему завучу азербайджанцу (она работала в музыкальной школе), что бы он дал бы немного денег. У нас было всего лишь 2 копейки.
16-го января мы встретились. Помню, что азербайджанцы у всех мужчин проверяли документы. Он дал кое-какие деньги и проводил нас в какой-то “отстойник”. (Впоследствии мы узнали, что его свои же азербайджанцы убили). Кажется, это был дворец офицеров. Там были русские военные и пушка. Затем за нами заехал автобус ПАЗ и повез нас на паромный причал. Это был ужас. Разбитые, избитые армяне. В основном были дети, старики и женщины. Армян мужчин убивали. Последнее что я видел в Баку - это дом Правительства и памятник “26 Бакинским комиссарам”. Нас несколько часов продержали в автобусе, затем автобус пропустили на причал. Я впервые увидел солдат в черной форме и с щитами. Для меня это было в диковинку. Вечер был холодный, до утра нас держали на причале, дул холодный ветер. Вечером помню, азербайджанцы подвезли хлебную машину. Всем раздавали булки и воду. И вот рано утром подали паром. Солдаты оцепили причал. Люди рвались на паром, азербайджанцы за оцеплением что-то орали. Я стоял лицом к лицу со щитом солдата. Затем нас начали запускать на паром. Нам еще повезло. Мы ехали в салоне. А некоторые в машинном отделении. Нам рассказывали, что первый паром был потоплен азербайджанцами, благо он был пустой. Паром, на котором ехали отец с сестрой азербайджанцы хотели потопить, но с Красноводска вылетел не то самолет, не то вертолет и потопил азербайджанский катер. Я помню, мы вышли на палубу. Мне стало страшно. Был шторм, а может мне так показалось, ведь я впервые выходил в открытое море. На пароме была волейбольная сетка. Не помню, сколько мы плыли.
18-го января, кажется утром, мы прибыли в Красноводск. Нас подвели к одному дому. Стояла толпа. Там нам выдали “Листок Беженца”. До сих пор его храню. Никак не могу понять, когда их успели напечатать. Затем нас туркмены накормили рисом, а потом нас всех разделили. Кто хотел ехать в Москву, тех отправляли поездом, а тех, кто хотел ехать в Ереван - отвозили в аэропорт. Когда я сел в самолет я сразу заснул, а проснулся от посадки.
Вот такая история моей жизни. Благо мы все нашлись. Отец нас ждал в аэропорту “Звартноц”, там нас кормили булками и чаем. Мы все остановились у родственников. Так я стал беженцем. Конечно, я всех подробностей не помню. Может это и к счастью. Обидно, что об этих событиях мало кто говорит.

Арутюнян Карен Сергеевич
Москва. Январь 2005 г

Наверх


См. также:

Воспоминания очевидцев об антиармянских погромах в Баку в январе 1990-го года

"Проникающее ранение"
Источник: Журнал "Огонек", № 6, 1990
Статья Анатолия Головкова о резне в Баку в 1990-го года. Содержит свидетельства очевидцев Артема Даниляна, Рауфа Алискерова, Леонида Алтуняна и Дмитрия Папику

"Заложники неизвестности"
Источник: "Учительская газета", № 5, 1990
Статья И. Афанасьева о событиях в городе Баку в январе 1990-го года и русских беженцах

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 
При полном или частичном использовании материалов с сайта, гиперссылка на Сумгаит.инфо обязательна. © 2005 res(a)sumgait.info