Сумгаит.инфо Сумгаит: следствие по заказу? ("Эпоха", сентябрь 1990г. N6)
Home
Этнические чистки
Другое
Корни конфликтов
Правовые аспекты
Архив прессы
Операция "Кольцо"
Нахичеван
Документы

Сумгаит 1988
Баку 1990
Марага 1992
Другие

Ходжалы
Ссылки
Форум
О сайте

"Эпоха", сентябрь 1990г. (N6)

Сумгаит: следствие по заказу?

Грайр УЛУБАБЯН,
член инициатвной группы защиты прав сумгаитских армян

«Сумгаит» стал символом завершившегося злодеяния против человечества. Об этом говорят с высоких трибун. А иногда и добавляют, что поскольку «сумгаиту» не была своевременно дана политическая оценка, а организаторы преступления не наказаны, то стали возможными организованные преступления в Кировабаде, Баку... В надежде, что постоянная комиссия «по вопросам беженцев...» при Верховном Совете Армении займется, в частности, и вопросом «сумгаита», то считаю нужным дать краткий анализ деятельности следственной группы по «сумгаиту», насколько это позволяют наши знания и имеющиеся у нас материалы.

Из материалов судебных дел нам стало известно, что эту следственную группу создал зам. генерального прокурора СССР Катусев, о провокационном заявлении которого подробно рассказал бывший I секретарь обкома партии НКАО Г. Погосян на первой сессии Верховного Совета СССР. Он, в частности, сказал: «Заявление Катусева сделало свое черное дело. Оно послужило мощным катализатором развернувшихся через день сумгаитских событий».

1 марта 1988 г. «сумгаитское» дело «принято к производству следователем по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР В. С. Галкиным. С учетом характера дела, его повышенной общественно-политической значимости и объема работы создана следственно-оперативная группа, в которую включены наиболее квалифицированные следователи прокуратуры, КГБ и МВД СССР». («Сумгаит: Прокуратура продолжает следствие», «Коммунист» от 21.08.88 г.). В состав этой группы изначально был включен 181 человек (среди них 20 азербайджанцев).

Как же вели следствие эти «опытные», «наиболее квалифицированные следователи прокуратуры, КГБ и МВД СССР»?

Хотя следственной группе уже 1 марта было известно, что массовые погромы в Сумгаите, имели место как минимум с 27 по 29 февраля, в первом же и в последующих сообщениях Прокуратуры СССР по ТАСС пошла информация о том, что беспорядки были 28 февраля.

Студенты, изучающие «правоведение», знают, что применение уголовного закона к соответствующим проступкам представляет собой процесс, в котором дается их юридическая оценка — квалификация преступления. Студенты знают также, что установить, каким законом прямо предусмотрено данное деяние, — обязательнее условие квалификации.

Однако, несмотря на то, что группа Галкина выявила факты, доказывающие, что сумгаитские убийства совершались исключительно на национальной почве, а это значит, что в Сумгаите был совершен геноцид армян, она эти преступления официально квалифицировала как умышленные убийства из хулиганских побуждений.

Хочу также напомнить «опытным» следователям, что в своем постановлении Пленум Верховного Суда СССР указал: «Совершенное преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии с законом, предусматривающим уголовную ответственность за это деяние, и никакие отступления от этого требования недопустимы». (Сб. постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1977. У. Г. М., 1978, с. 20).

Единое преступление, совершенное против армянского населения г. Сумгаита и квалифицируемое по международным нормам как геноцид, следственной группой было раздроблено на ряд самостоятельных производств. Тем самым скрывались истинные масштабы и суть преступления. Свое «мастерство и изобретательность» Галкин продолжал проявлять и дальше. Грубо нарушив требования ст. 147 УПК Аз. ССР (о необходимости объединения в одно производство уголовных дел по обвинению нескольких лиц в соучастии одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений), следственной группой были раздроблены на ряд «самостоятельных» производств дела одной и той же группы преступников, а также дело одной группы преступников на «самостоятельные» дела отдельных преступников.

Вот пример. В сентябре 1988 года было составлено обвинительное заключение по уголовному делу № 18060232-88 по обвинению Ахмедова, Исмаилова и Джафарова, в котором определено, что «руководимая Ахмедовым группа хулиганствующих лиц, в которую наряду с неустановленными лицами подчеркнуто нами — У. Г.) вошли Джафаров Я. Г., Исмаилов И. А., вооруженная топорами, ножами, металлическими трубами, арматурными прутьями, камнями и др. предметами, врывалась в квартиры, в которых проживают граждане армянской национальности...»

«В результате действий организованной Ахмедовым А. и группы в 41 «а» квартале были разгромлены...»

Далее в обвинительном заключении перечисляются 17 квартир, принадлежащих армянам, которые были разгромлены и ограблены. Итого, этой преступной группой было убито 7 человек (5 членов семьи Мелкумянов, М. Амбарцумян, А. Аракелян), было совершено покушение на убийство А. Бабаяна, жены А. Аракеляна — Аси Аракелян, был нанесен ущерб на сумму 220 тысяч рублей. В обвинительном заключении (да и в других уголовных делах) выражение «группа неустановленных следствием хулиганствующих лиц» фигурирует неоднократно, хотя следствию наверняка были известны (и задержаны) много преступников из группы, организованной Ахмедовым. Во время судебного следствия на заседании Верховного суда СССР в октябре — ноябре 1988 года было установлено, что ряд лиц, вызванных по рассматриваемому делу в качестве свидетелей, привлекались по другим делам за массовые беспорядки и другие преступления, совершенные именно в 41 «а» квартале.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР под председательством члена Верховного суда Бризе определила направить дело по обвинению Измайлова и Джафарова в Прокуратуру СССР для дополнительного расследования и выполнения требований ст. 147 УПК Аз.ССР.

Руководитель следственной группы Галкин, нарушая обязательное для органов следствия указание Верховного Суда СССР, не объединил эти дела и вновь направил их на раздельное рассмотрение в суды Азербайджана.

Нам известно о четырех из уже завершившихся дел. У нас имеются приговоры. Это уголовные дела по обвинению:

1. Азимова Садыха и Велиева Эльмана (Приговор вынесен 13 января 1989 г. Верховным судом Аз.ССР);

2. Алиева Ильгама (Приговор вынесен 25 января 1989г. народным судом г. Сумгаита);

3. Сафарова Адалата (Приговор вынесен 24 мая 1989 года Верховным судом Аз. ССР);

4. Гусейнова Ильгара (Приговор вынесен 28 марта 1989 г. Верховным судом Аз.ССР).

Такое раздробление каждого преступления (в котором участвовали десятки и сотни преступников) на отдельные уголовные дела по обвинению одного или двух преступников привело также к тому, как уже отметили, что в «сумгаитских делах» оказалось слишком много «неустановленных следствием лиц».

Таким образом, хотя в борьбе с преступностью важно, «чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым» и что «важнейшая задача работников следственного аппарата — полное и быстрое раскрытие каждого преступления и своевременное привлечение к законной ответственности виновных в этом лиц», следственная группа под руководством Галкина не раскрыла ни одного дела.

Следственной группой был нарушен также этот важнейший принцип уголовного судопроизводства. Об этом было сказано представителями потерпевших П. Шапошниковой и Р. Рштуни в ходатайстве о направлении дела на дополнительное расследование, где отмечалось, что для полноты, объективности и всесторонности исследования и разрешения дела, необходимо объединить дело Ахмедова, Исмаилова и Джафарова с уголовными делами всех лиц, совершивших массовые беспорядки в 41 «а» квартале.

Вот другой пример нарушения этого важнейшего принципа. «Вменяя в вину Мехдиеву А. Г. организацию погрома лишь квартиры Бабаевых, органы предварительного расследования в нарушение требований ст. 19 УПК Аз.ССР... по делу не проверили причастность Мехдиева к организации погромов квартир Макян, Хачатурян, которые были совершены, как видно из материалов дела, одной и той же группой лиц, совершившей погром квартиры Бабаевых... Органы предварительного расследования, зная об имевшихся в действительности фактах погрома квартир в этих кварталах, в нарушение требования ст. 19. УПК Аз.ССР, не проверив причастность Турабиева к указанным погромам, не допросив потерпевших и не предъявив им Турабиева для опознания, не допросив участников этих погромов о возможной причастности Турабиева к погромам, преждевременно вынесли постановление о прекращении дела в отношении Турабиева в этой части за отсутствием состава преступления...» (Из частного определения от 20 декабря 1988 г. Воронежского суда по делу № 18/60232-88 по обвинению Мехдиева и др.).

В нарушение ст. 148 УПК Аз.ССР не выявлены причины и условия, способствовавшие совершению преступления, не установлены истинные организаторы и вдохновители «Сумгаита». «При производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела органы дознания, следователь, прокурор и суд обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их устранению» (ст. 21 УПК РСФСР).

Под причинами и условиями, способствующими совершению преступления, понимаются... «внешние для данного лица обстоятельства, вызвавшие решимость совершить общественно опасное действие!, ...обстоятельства, облегчившие или способствовавшие достижению преступного результата, объективно выражающиеся прежде всего в виде конкретных недостатков в деятельности государственных учреждений, хозяйственных организаций, отдельных должностных лиц и граждан» (см. Комментарии к УПК РСФСР, ст. 21).

У следственной группы в наличии было много фактов, подтверждающих, что погромам, грабежам, изнасилованиям, резне предшествовала агитация с целью возбуждения национальной вражды, резни и уничтожения армян. Ведь на основании таких фактов Катусев сообщил: «27 февраля на площади имени Ленина собралась многотысячная толпа, ...стали раздаваться призывы к нападению на лиц армянской национальности... Националистические лозунги оголтелых ораторов возымели действие — группы молодых людей в разных районах стали избивать граждан армянской национальности... На следующий день, 28 февраля, события достигли своей кульминации. Нарушения общественного порядка приобрели особо злостный характер. Группы граждан-азербайджанцев, вооруженные палками, камнями и другими предметами, стали нападать на квартиры армян, совершали жестокие акты насилия, уничтожили имущество...» («Известия», 20.08.88 г., «Сумгаит: Прокуратура продолжает следствие»).

Ведь из письма Эминбейли, председателя горисполкома, в следственную группу Прокуратуры СССР от 29. 03.88 г. также было известно, что на площади Ленина перед горкомом партии три дня подряд, с 27 по 29, на митингах «вели разъяснительную беседу работники ЦК КП Азербайджана, горкома партии, горисполкома, актива города, РОВД и КГБ», после чего только начались погромы армян по всему городу.

«В суде установлено, что уже 28 февраля граждане, в том числе потерпевшие по данному делу, сообщали в органы милиции о преступлениях... В ответ они получали заверения, что меры будут приняты, но на самом деле таковые не принимались. Явное бездействие, допущенное органами милиции способствовало совершению погромов и других преступлений.

Из многочисленных свидетельств потерпевших следует, что во время погромов и убийств, совершаемых 29 февраля в квартале 41 «а», на месте происшествия не было ни одного сотрудника милиции, хотя на территории этого квартала расположено служебное помещение милиции. (Из частного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 18.11.88 г.). Вот еще пример обстоятельства, способствовавшего совершению преступления. Осужденный Турабиев, который убил одного из братьев Аванесянов: «28 февраля, вечером, где собралась толпа, было примерно 20 сотрудников милиции с дубинками в руках. Один из них, по званию майор, был очень активным. И причиной того, что я нанес удар этому человеку, были слова майора. Он подходил к таким молодым людям как я и напоминал о том, что мы мужчины и подстрекал нас к резне. Его слова придали мне силу и смелость, и я совершил такое преступление...»

Однако, имея в деле эти и много других фактов, следственные органы, обязанные выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, все свели только к хулиганским побуждениям.

Хочется сказать также о неоднократном и грубом на рушении ст. 220 УПК Аз. ССР об ознакомлении с материалами дела потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. В этой статье говорится: «Признав предварительное следствие законченным, а собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения, следователь обязан уведомить об этом потерпевшего и его представителя...»

Однако потерпевшие неоднократно вызывались на ознакомление с материалами дел, предварительное следствие в отношении которых еще не было завершено. Вот пример: «...Авакян Фене Петросовне от 17.08.88 г. Сообщаю Вам, что следственной группой Прокуратуры СССР завершается расследование уголовного дела по обвинению Бахышева П. Ф... обвиняемого в совершении преступления в отношении Арамяна А. А... Следователь следственной группы Прокуратуры СССР Кубленко В. И.» Обратите внимание: «завершается», а не завершилось. Это не грамматическая ошибка и не ошибка невнимательности. Следствие действительно не было завершено. Но это еще не все. Письмом № 18/67105-89 от 5.02.89 г. гр-ку Авакян Ф. П. повторно пригласили на ознакомление с еще не завершившимся делом: «...В соответствии со ст. 220 УПК Аз.ССР уведомляю Вас о том, что предварительное следствие по уголовному делу № 67205-89 по обвинению Бахышева П. Ф. в непосредственном участии в массовых беспорядках заканчивается 8 февраля 1989 г. Следователь следственной группы Прокуратуры Союза ССР юрист I класса Грач Я. М. Подпись».

Кроме того, потерпевшие получили приглашение телеграммами или уведомлениями в такие дни что невозможно было явиться в назначенный день.

Так, потерпевшая Межлумян 11 марта 1989 г. получила уведомление о том, что с делом она может ознакомиться до 7 марта 1989 г. А Л. Арушанян получила письмо из МВД Аз.ССР от 8.04.88 г., где говорится: «По факту убийства Арушаняна Владимира преступники установлены и задержаны, и в настоящее время предварительное следствие находится на стадии завершения», а более чем через год, 19 июля 1989 г. получила другое письмо из Прокуратуры СССР за подписью начальника следственной части А. В. Сбоева, где было написано: «...установить лиц, виновных в убийстве Вашего отца — Арушаняна В. О. и возможном убийстве без вести пропавшей Вашей матери — Арушанян Р. А. к настоящему времени не представилось возможным». Интересно, как и куда исчезли задержанные преступники? Многократны также случаи необоснованного прекращения судебного дела.

Выше уже говорилось о преждевременном вынесении постановления и прекращении дела в отношении Турабиева «за отсутствием состава преступления». Подобным «обоснованием» было внесено Постановление о прекращении уголовного дела в отношении Агаярова А. А. В постановлении в частности говорится. «Как установлено следствием, во время имевших место в городе Сумгаите массовых беспорядков, фактов погрома армянской свадьбы в доме «Айгюн», забрасывания камнями генерала... не было». По факту свадьбы в «Айгюне» нам известно, что в связи с начавшимися в Сумгаите погромами армяне отклонили запланированную заранее свадьбу. И погромщики, заранее знавшие об этой свадьбе, но не знав об отклонении, громили... свою же свадьбу... назначенную в тот же день. А по факту забрасывания камнями генерала нам известно, что именно после этого генерал дал приказ солдатам действовать, в результате чего были убиты 5 или 6 (Официально. А мы знаем, что официальные сообщения по «Сумгаиту» в основном были неверные) азербайджанцев. Не этот ли факт имел в виду Катусев, говоря: «Бесчинствующая толпа, препятствуя несению службы по охране общественного порядка в городе, забрасывала камнями милиционеров. В этой ситуации погибло шестеро азербайджанцев» («Коммунист», 21.08.88. «Сумгаит; прокуратура продолжает следствие»).

Фактов грубого нарушения уголовно-процессуального кодекса можно привести множество. В нашем архиве имеется достаточно материалов, подтверждающих это. А так как, по официальным данным, следствие вели «опытные», «наиболее квалифицированные следователи прокуратуры, КГБ и МВД СССР», то остается прийти к заключению, что вся работа была проведена по принципу «чего изволите?». Тут возникает вопрос: «Кто же при этом заказал музыку?» Ведь за грубейшие нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, допущенные следственной группой, руководитель группы Галкин был не то что не наказан — его наградили, повысив в должности, назначив заместителем начальника следственной части Прокуратуры СССР (!!).

Думаю, не ошибемся, если заявим, что Галкин выше приведенные нарушения допустил с позволения Генерального Прокурора СССР Сухарева и председателя Верховного Суда СССР. Не самовольно же Галкин отклонил обязательное для органов следствия указание Верховного Суда СССР, о котором мы говорили выше.

Как тут не вспомнить слова Е. Мысловского («Демократия и законность», «Правда», 14.03.88): «...создается впечатление, что следователей и судей лишили права оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению. Ибо если эта оценка не соответствует мнению вышестоящих инстанций — следует моментальное наказание. Так же можно вообще отучить людей от самостоятельности, приучить их работать по принципу «чего изволите?»

Не такое ли положение дел заставило Сухарева 7 июня 1989 г. на первой сессии Верховного Совета СССР обмануть и народных депутатов, и весь советский народ, сказав, что «все дела по Сумгаиту завершен... Три недели тому назад было направлено в суд последнее дело, на 94 человека в общей сложности. Так что дело теперь за судом...» («Известия» 09.06.89).

Ведь знал же Сухарев, что дела по убийству Арушаняна Владимира, Бабаяна Аршака, Мартиросова Гарри и других не завершены. Потерпевшими получено (после выступления Сухарева) письмо № 18/60206-88 от 31.08. 89 г. за подписью зам. генерального Прокурора СССР В. Н. Кравцева, где признается: «Ряд убийств и других преступлений раскрыть не удалось. Следствие по этим делам продолжается».

Остается ответить лишь на уже заданный вопрос: «Кто же заказал музыку?» Но об этом в следующей статье, где читатель узнает некоторые подробности о судебных процессах по «Сумгаиту».

Назад


См. также:

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Туча в горах
Источник: Журнал "Аврора", № 10, 1988
Статья Александра Василевского о сумгаитских погромах и событиях в Нагорном Карабахе

Неполный список жертв геноцида в Сумгаите
(на русском | на английском)

Стенограмма заседания Политбюро ЦК КПСС (29 февраля 1988г.)
Источник: ЦХСД, коллекция рассекреченных документов.
(Журнал "Родина" № 4, 1994 г., С. 82-90)

Резня
Автор: Анатолий Мостовой
Воспоминания очевидца событий - военнослужащего, прибывшего в феврале 1988г. в Сумгаит в составе полка внутренних войск СССР.

Почему Сумгаит?
Автор: Виталий Данилов
29.02.2000
Автор публикации обращается к теме массовых беспорядков на национальной почве, имевших место в ноябре 1963г.в Сумгаите.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 
При полном или частичном использовании материалов с сайта, гиперссылка на Сумгаит.инфо обязательна. © 2005 res(a)sumgait.info